Поиск по украинским ролевым сайтам
Предложить сайт для поиска

 Статьи


История

Военное дело древней европы

"Всемирная История", издательство "Аванта+"

Древнейшие периоды развития военного дела в Европе не столь ярко освещены в письменных и изобразительных источниках, как это было на Востоке.

Бронзовое оружие, появившееся в Южной Европе несколько позже, чем в странах Востока, почти сразу достигло очень высокого уровня — и в части производства, и в части функционального совершенства. Основным центром развития была Эгеида, охватывающая побережья и острова нынешнего Эгейского моря, самая культурная область Европы той эпохи, откуда волны цивилизации, так сказать, распространялись в Центральную, Северную и Западную Европу.

Уже в XV в. до н. э. в Греции, когда там ещё существовали государства греков-ахейцев, появляется замечательное вооружение, вполне соответствующее требованиям того времени. Войско ахейских царств состояло из ополчения боеспособных мужчин, свободных и полноправных, которых на войне сопровождали в качестве слуг и носильщиков неполноправные члены патриархальных общин, а также рабы. Воины победнее были вооружены луками и стрелами, пращами, кинжалами. Они начинали бой, и, в случае победы, они же его и заканчивали: вязали пленных, добивали раненых врагов. Основную боевую силу составляли зрелые мужи, вооружённые бронзовыми мечами, иногда весьма длинными, с сужающимися клинками, которыми было удобнее колоть, чем рубить, а также длинными копьями с массивными наконечниками и кинжалами. Защитой служили огромные щиты из пегой коровьей шкуры, натянутой на плетёную прутяную основу либо прямоугольной формы, либо в виде цифры «8».

Голову воина прикрывал яйцеобразной формы шлем из многослойной кожи, обшитый рядами пластин из кабаньих клыков. Часто шлем имел нащёчники и назатыльник и увенчивался плюмажем или гребнем из конского волоса, а то и рогами быка. Голени воинов защищали толстые наголенники-гамаши из белой кожи, к которым изредка крепились спереди бронзовые овальные пластины. Перед боем воины строились стенкой — фалангой, как тысячелетием раньше в Месопотамии. Только в Греции фаланга не исчезла так быстро...

Цари и высшая знать ахейцев сражались, стоя на двухколёсных колесницах, запряжённых конями, и поражали врагов не стрелами и дротиками, как в Месопотамии, Сирии или Египте, а длинными копьями, как хетты. Мечи и кинжалы ахейской элиты, украшенные золотом и слоновой костью, представляли собой шедевры искусства. Голову воина прикрывал обычно бронзовый шлем, корпус — тяжёлый сложный панцирь из крупных подогнанных бронзовых частей (иногда из кусков твёрдой формованной кожи), а ноги — комбинированные из кожи и бронзы наголенники. Правую руку воина защищал бронзовый трубчатый наруч. Щиты колесничные бойцы-греки до X в. до н. э. не использовали, возвышаясь в кузовах повозок подобно бронзовым колоннам. Воинов на колесницах было мало, и сражались они в основном с себе подобными колесничными бойцами противника. Такой поединок зачастую решал исход боя, так как оказывал мощное моральное воздействие на рядовых бойцов: те либо безудержно рвались вперёд за своим победоносным вождём, либо, если их предводитель был убит или ранен, обращались в бегство, в лучшем случае пытаясь спасти хотя бы его тело.

На рубеже II и I тысячелетий до н. э. ахейские традиции распространились на Центральную и Западную Европу. Здесь военная знать стала носить бронзовые кирасы, шлемы, щиты и поножи, часто сплошь покрытые чеканкой и гравировкой. Оружие европейских воинов составляли длинные тяжёлые бронзовые мечи с очень изящными клинками и рукоятями, роскошные секиры, мощные копья, простые по конструкции луки и стрелы с бронзовыми наконечниками. Немногочисленные колесницы военных вождей были украшены мозаикой из бронзовых бляшек, цветной кожей; кони сияли бронзовыми украшениями сбруи. Войска древних европейцев — кельтов, иллирийцев, фракийцев — состояли из ополчений боеспособных мужчин племени. В центре войска находился вождь на колеснице, весь в блеске бронзы, его окружала — свита из глав благородных семейств, также тяжеловооружённых. Распределение обязанностей между народом и вождём, который считался лицом священным, было справедливым: вождь лишался жизни в случае военной неудачи, а самые влиятельные семейства племени отдавали вождю своих сыновей, служивших при нём «пажами», последние могли лишиться жизни в случае измены их родственников.

Греки, ведя постоянные войны между собой и с разнообразными варварами, в ходе начавшейся с VIII в. до н. э. Великой колонизации создали структуру войска, напоминавшую ту, что существовала ещё в древнейшей Месопотамии. Основу его составляла фаланга, сформированная из полноправных граждан в расцвете лет. Защитное снаряжение фалангита состояло из бронзового шлема с высоким волосяным или металлическим гребнем, более или менее закрывавшего лицо, и бронзовой кирасы, с течением времени всё натуралистичнее изображавшей мускулатуру торса, либо панциря из многослойного льняного полотна или кожи, обшитой бронзовыми чешуйками. Их дополняли бронзовые «мускульные» наголенники и огромный круглый щит, деревянная основа которого обтягивалась кожей или полотном, имела чеканный бронзовый кант, символическое изображение в центре и богатую роспись. Этот щит, гоплон, дал название члену фаланги — гоплиту. Гоплит имел два копья, одно из которых, покороче и полегче, метал в противника, вторым же — длинным и тяжёлым — колол в ближнем бою. После того как враг в результате стремительной и страшной, сопровождаемой воем труб, свистом флейт и громким пением боевого гимна, атаки ломал строй и рассыпался, фалангиты выхватывали из ножен мечи, либо короткие прямые обоюдоострые, либо изогнутые однолезвийные, напоминающие серпы. Прикрываясь щитами с привешенными снизу ковриками, бойцы рубили растерявшегося врага. Завершить сражение им помогали состоящие из пращников, лучников, метателей дротиков легковооружённые соединения, формировавшиеся из молодых неполноправных членов городской общины и жителей деревень. Эти же воины завязывали сражение, а затем прикрывали фаланги с флангов.

Тяжёлая конница, известная грекам ещё с конца II — начала I тысячелетия до н. э., постепенно теряла своё значение на поле боя, хотя и считалась престижным родом войска, состоящего из самых богатых и знатных мужей. В бою они действовали копьями, обычно в паре с другим копейщиком-всадником, не имевшим доспехов и куда более подвижным.

Греко-персидские войны дали новый толчок развитию военного дела эллинов. Знаменитая битва при Марафоне в 490 г. до н. э. показала не только силу, но и слабость фаланги. Вопреки преданиям, греки в этой битве чуть ли не вдвое превосходили персов численностью. Греческой фаланге противостояла лёгкая пехота и небольшой отряд тяжёлой конницы. И вот атака одной-двух сотен персидских воинов против девятитысячной фаланги увенчалась прорывом стены щитов и копий. Стратегу Мильтиаду удалось вновь сомкнуть фалангу и двинуть её на неприятеля. Победа греков оказалась полной потому, что персидские конники пали жертвой собственной безрассудной храбрости, а малочисленная лёгкая пехота была бессильна против массы гоплитов.

Мощь фаланги, особенно спартанской, насчитывавшей обычно 8 тыс. человек, построенных в 8 шеренг в глубину, ярко проявилась в битве при Платеях в 478 г. до н. э., где объединённое войско греков встретилось с равной по численности армией персидского полководца Мардония. Мардоний лишил противника источников воды. Измученные жаждой, афиняне, спартанцы и их союзники начали отходить. Персы бросили в нужный момент все силы в бой и почти достигли успеха. Но спартанский полководец Павсаний сумел сплотить потрёпанную фалангу и бросить её на врага. А удара фаланги на близком расстоянии выдержать не мог никто...

Конец V в. — первая половина IV в. до н. э. ознаменованы бесконечными войнами греческих государств между собой при активном вмешательстве Персидской державы. В это время в Греции появились наёмники. Они были гоплитами, лучниками, пращниками, метателями дротиков. Причём метатели разных снарядов ценились всё больше. Они были мобильны, увёртливы, их попадания представляли опасность для спаянного строя фаланги: ведь каждый раненый или убитый нарушал необходимую монолитность рядов. В то же время сражаться в рядах фалангитов было почётнее, а лук считался как бы варварским оружием.

Афинский стратег Ификрат учёл военный опыт разных полисов и ввёл в войско соединения пельтастов, имевших небольшой, сплетённый из прутьев и обтянутый расписной кожей щит овальной или луновидной формы — пельто — и вооружённых дротиками и изогнутыми клинками — махайрами. Защитой иногда служил и лёгкий безрукавный панцирь из многослойной льняной ткани или кожи, кое-где обшитый металлической чешуёй.

В 371 г. до н. э. фиванский стратег Эпаминонд впервые в античности применил боевой манёвр, получивший впоследствии блестящее развитие. Против построенной в 12 шеренг десятитысячной фаланги и 1000 всадников спартанцев и их союзников Эпаминонд выставил 1500 всадников и шеститысячную фалангу из 8 рядов. Однако на Своём левом фланге — против лучших спартанских бойцов — он поставил эмбалон — ударную колонну глубиной в 50 шеренг, в последних рядах которой стоял «священный отряд» из 300 отборных воинов. Конники обеих сторон расположились друг против друга перед выстроенными гоплитами.

Когда Эпаминонд изобразил ложный отход, спартанцы ответили тем же, но тут на их всадников обрушилась фиванская конница. Вогнав спартанских всадников в ряды собственных гоплитов, фиванские всадники отошли, так как спартанская фаланга бросилась в контратаку, пытаясь охватить фланг фиванской фаланги. Но спартанский царь Клеомброт не разглядел 50 скрытых шеренг и не ожидал удара такой силы. Эмбалон всей массой под прикрытием «священного отряда» ударил на узком участке по 12 шеренгам спартанской фаланги и смял её в этом месте. Клеомброт не смог перестроить разбежавшуюся фалангу и погиб в неравном бою.

На боевых традициях Эпаминонда в Фивах воспитывался живший там в качестве заложника будущий царь Македонии Филипп II. Он создал новую военную систему, с помощью которой за 24 года своего правления объединил почти весь Балканский полуостров. В состав его армии традиционно входили фаланга, пельтасты, тяжёлая и лёгкая конница. Но фаланга была огромной — из 16—18 тыс. бойцов — и насчитывала до 24 шеренг в глубину. Это потребовало применения бойцами особо длинных (до 4 м) копий-сарисс. Защитное снаряжение изменилось лишь в деталях. Как показали раскопки гробницы Филиппа II, доспехи высшей знати стали ковать из железа.

Важнейшим родом войск Македонии была тяжёлая конница. Она включала около 1700 бойцов, вооружённых сариссами, короткими мечами и более длинными махайрами и защищённых бронзовыми шлемами, панцирями-кирасами из чешуек, нашитых на мягкую основу, и поножами. Поскольку длинные сариссы приходилось держать обеими руками, щиты эти воины не применяли. Их звали гэтайрами, или — «друзьями», составлявшими свиту из пажей царя и его сыновей. Именно тяжёлая конница наносила главный удар. Лёгкая конница и пехота часто набирались из воинственных балканских варваров — фракийцев и иллирийцев, а также «полуварваров» фессалийцев — лучших конников полуострова. Наиболее ярко достижения греко-македонского военного дела проявились в войнах, которые вёл гениальный полководец древности, сын Филиппа II — Александр Великий.

В 334 г. до н. э. 35-тысячная армия 22-летнего македонского царя переправилась через Геллеспонт и начала своё победоносное шествие по странам мира. Александр довёл до совершенства принцип нанесения асимметричного удара разными частями войска: фалангой и конницей гэтайров. Они действовали, как молот и наковальня. При этом удар наносился не только под прямым, но и под острым углом к фронту противника, а тяжёлая конница атаковала не только колонной, но и клином или ромбом.

После смерти Александра Великого созданная им империя довольно быстро развалилась. Образовался ряд монархий. Войны не прекратились. Наиболее важными достижениями в военном деле IV—I вв. до н. э. является развитие военной техники — метательных машин, таранов, фортификации. Именно в это время стали появляться разной мощности механизмы из дерева, волоса и бронзовых деталей, которые с поразительной точностью метали различные по весу камни и дротики на расстояния в десятки и сотни метров. Инженеры древности создали гелеполы — гигантские движущиеся башни, оснащённые метательными машинами, таранами и мостками, получившие грозное прозвище «покорительниц городов». Фортификация пополнилась башнями, казематами, ловушками со спрятанными в них метательными машинами.

В III в. до н. э. центры развития военного дела смещаются на периферию эллинского мира, на его варварские окраины. Мощным, хотя и кратковременным, был всплеск военной активности кельтов. В их обществе произошли серьёзные сдвиги. Единая в прошлом священная власть вождя разделилась: власть над душами перешла к жрецам-друидам, зато большую свободу получили военные вожди. Резкое увеличение численности кельтов подвигло их на завоевания в Британии и Испании, Центральной Европе и Малой Азии. Воинственный энтузиазм кельтов-галлов переходил в неистовство: среди них были безумцы, нагими рвущиеся в бой в первом ряду. Их успехам содействовало надёжное конское снаряжение и оружие: удобные, но строгие уздечки, оригинальные сёдла, длинные мечи и широкие наконечники копий из железа, бронзовые и железные остроконечные шлемы, обтянутые кожей большие овальные щиты с выпуклой железной пластиной в центре. Эпохальным изобретением кельтов оказалась кольчуга из железных, соединённых между собой колечек. Надёжная и лёгкая, хотя и очень трудоёмкая в изготовлении, она быстро завоевала симпатии воинов и на Востоке, и на Западе. Особенно в Италии...

Благодатный Апеннинский полуостров издавна привлекал к себе внимание. Греки и этруски создали здесь сеть городов-государств с культурой эллинского типа, повлиявшей на местные народы — самнитов, осков, луканов, латинов... Их исконные округлые шлемы с полями, большие, с чеканной бронзовой обивкой щиты, панцири в виде дисков или прямоугольников, крепившихся ремнями на корпусе, короткие прямые мечи и изогнутые махайры дополнились шлемами греческих форм, кирасами и мускульными поножами.

В III в. до н. э. Рим — гегемон Италии — образовал новый тип государственного устройства — Римско-Италийский союз. Он пережил и одолел две мощные агрессии.

Царь Пирр, владения которого включали современную Албанию и пограничные с ней территории, приучил римлян драться с фалангой, а галлы познакомили их со щитом и кольчугой. Римское войско называлось легионом и первоначально состояло из 4200 человек пехоты и 330 всадников. Пехота подразделялась на лёгкую — юных велитов, каждый из которых имел короткий меч, 6 дротиков и круглый щит, и среднюю — состоящую из мужей с достатком, называемых гастатами и принципами, вооружённых тяжёлыми дротиками-пилумами, короткими мечами и защищённых шлемами, нагрудными прямоугольниками, поножами и щитами. Отборную, тяжёлую пехоту составляли зрелые мужи, служившие триариями. Облачённые в шлемы и кольчуги и прикрытые большими щитами, они бились длинными копьями и короткими мечами. Конники — самые богатые римляне — имели копья, мечи, круглые или овальные щиты, шлемы с полями и кольчуги. Строился легион подобно фаланге: велиты спереди, триарии в тылу.

Важнейшей установкой римской воинской жизни была безопасность стоянки. Где бы и на какой бы срок ни останавливался легион, он тут же начинал строить защищённый рвом и стеной из брёвен лагерь, в котором в раз и навсегда установленном порядке располагались ворота, площадь собраний — форум, палатки командования — преторий, палатки сотников (центурионов) и десятников (декурионов), стойла лошадей и другие службы.

Самым страшным испытанием для Рима оказались войны с Карфагеном — государством финикийцев, колонизовавших территории на севере Африки и претендовавших на захваченные ими земли в Испании и на Сицилии. В военном отношении это было типично эллинистическое государство, широко использовавшее, однако, наёмных воинов и целые племенные соединения.

Карфагенский полководец Ганнибал успешно применял окружение, внезапное нападение из засады, точно наносил стремительные конные удары. Величайшую победу Ганнибал одержал в битве при Каннах в 216 г. до н. э. Разделив своё войско на три части, он изобразил отход в центре, куда и двинулась римская фаланга. Стоявшие на флангах галлы и конники внезапно развернулись лицом к римской фаланге и ударили с двух сторон по врагу, оказавшемуся в ловушке. Этот манёвр впоследствии неоднократно копировали полководцы всех времён.

Рим в итоге победил; стойкость и дисциплинированность римских легионеров одерживали верх и над храбростью, и над воинским искусством, и над техническим совершенством противника. Римляне и сами заимствовали нужное им из достижений противников: галльские кольчуга, щит и шлем, испанские меч и кинжал, дротик из длинного, мягкого железного прута с закалённым наконечником, вставленного в деревянное древко; восточный чешуйчатый панцирь, греческая артиллерия. Инженерный гений римлян, упорство и трудолюбие апеннинского крестьянина, ставшего воином, преодолевали любые препятствия. Римляне после Самнитских войн создали гениальное боевое тактическое построение — манипулярный строй. Легион, состоявший теперь из 6000 бойцов, стали делить на более мелкие тактические единицы — манипулы, каждая из которых могла в бою действовать самостоятельно, как пальцы руки. Манипула римских гастатов и принципов насчитывала 120—150 человек и 20—60 велитов, манипула триариев — 60 ветеранов и некоторое количество велитов. Легион состоял из 10 манипул гастатов, 10 — принципов и 10 — триариев. Конница в количестве 300 человек делилась на эскадроны-турмы по 30 человек.

Легион, таким образом, мог сражаться как монолитная фаланга и легко маневрировать подразделениями-манипулами. О монолит римского строя разбивались атакующие толпы племенных ополчений и натиск конницы, а манипулирование на поле боя позволяло громить могучие македонские фаланги.

Усложнение военного дела заставило Рим в конце II в. до н. э. пойти на реформы. Римская армия стала наёмной и формировалась из представителей бедных слоев населения. Воин служил 16 лет. Оружие и снаряжение он получал из казны. Это привело к унификации вооружения. Деление на велитов, гастатов, триариев было отменено. Количество конников при легионе сократилось до 120 человек.

В ходе боевых действий на Востоке, где прославились Антоний, Красе, Помпеи, и на Западе, где Галлию, Испанию и Британию покорял Юлий Цезарь, римская армия становилась сильнее и совершеннее, а положение полководца — всё более значимым. Не случайно вожди армии становились вождями государства.

С начала новой эры военная машина Рима полновластно царила на пространстве от Африки и Иберийского полуострова до Кавказа и Аравии. Несмотря на отдельные поражения, легионы были почти непобедимы. Подточили же могущество Рима упадок империи, внутренняя вражда, усталость римлян и разложение нравов, а также мощный взлёт активности варваров, овладевших тонкостями военного дела и подогреваемых завистью к благополучию и жадностью к богатствам римлян.