Поиск по украинским ролевым сайтам
Предложить сайт для поиска

 Статьи


Теория ролевых игр

Игра

автор: Александр Белаш — Ночной Ветер (Пенза)

Очень я люблю строки типа: «И вот, начитавшись Толкина, молодёжь всколыхнулась и прянула к истокам — стала мастерить луки, мечи и кольчуги, назвалась эльфийскими и орочьими именами, ушла в леса и принялась отыгрывать всякие-разные приключения…». Вот прямо так, с нуля и ни с того ни с сего. По одному только наитию, исходящему от Профессора.

И ведь как играют! Чтоб заклинанье — слово в слово, без акцента, чтобы обряд был правильный, не кое-как, чтоб зверь себя вёл строго по-звериному, чтоб жизненная сила не бралась из ниоткуда, а чип мяса и чип кваса хоть и не настоящие, но если ты не съел, не выпил — умер. Странно — отчего это такие строгости?..

Дальше — больше; завелись вселенцы. И не студент уже ты, и не Коля, и не Настя, а назгул-кольценосец. Наличный пол не суть важен, главное — какой герой в тебя внедрился; и Настя вещает от лица героя хриплым басом и непринуждённо смолит Captain Black, хотя в цивиле курева на дух не переносит. А Коля так лихо шпарит на нездешнем языке, что поневоле вспомнинаются «Деяния святых апостолов»:

«При наступлении дня Пятидесятницы все они были… вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом… и явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках» (2, 1-4)

Я не зря так длинно цитирую и не просто так выделил стих 4. Как говорил Винни-Пух — «Это „жжжжжж“ неспроста». Ученик Павла евангелист Лука, писавший это в Риме в 63 г. (а даже если и не он, а некто неизвестный в конце II века, как говорит наука — всё равно тексту не меньше 1800 лет!) описал не что иное, как старый добрый шаманский «приход» — нисхождение духа на избранников и обретение избранниками новых свойств. Наравне с апостолами и любой шаман мог смело заявить: «А сейчас в меня войдёт Лесной Батюшка Медведь!» — и зарычать по-медвежьи — но и это не предел! Став Крылатым Медведем (вар. — Восьминогим Лосем, Рогатой Рыбой), шаман со свистом уносился на Седьмое Западное Небо, в мир мёртвых Млых, сражался с враждебными духами и т.п. И даже не 1800, а три и трижды три раза по столько лет уже минуло с той древней поры, а Настя с Юлей, залудив по литру кофе, из обычной корявой квартиры в каком-нибудь переулке им. Героев-Космонавтов стартуют в Роботрон и общаются металлическими голосами — «Ну что, брат Триггерус, не вынести ли нам Макровируса с его товарищи?». А Коля с Пашей глючат чуть ли не в подъезде, высасывая подмокшие сигареты и пролагая себе путь в астрал глотками «Балтики» — «А я вчера был за Рекой Смерти, и сегодня снова пойду — айда со мной?». И они летят сквозь стены, обрастая доспехами и амулетами, обретая знание языка трав и песен сидов.

Никотин, кофеин и этиловый спирт — конечно, не чета шаманским мухоморам и поганкам, но по нашей скудости сойдёт. Однако это — далеко не главное…

У Майринка есть чудесный рассказ об имитации. Воспроизведи, повтори своим телом странную позу статуэтки — и тебе откроется канал в запредел. Оденься эльфом — станешь эльфом. Пролей воду — будет дождь. Покажи полной луне кошелёк — монеты, круглые, как луны, наполнят его. Выполни обряд по правилам, призови по канону нездешние силы — и случится чудо… Имитация, зримое уподобление — закон магии. Поняв его однажды (это случилось не вчера), люди дружно кинулись в уподобления. Шаман одевал рогатую корону — и становился оленем, пришивал к кафтану железные бляхи-груди — и становился женщиной (женщина как шаманка — сильней). Одеяние фараона повторяло одеяние Осириса — и наоборот. В раннем, очень раннем Средневековье были проекты повторить в монашеском наряде ангельский — догадываетесь, зачем?.. А рясы, волосы и бороды наших попов? Оглянитесь на изображение Бога-Отца, Царя Небесного! Вы можете себе его представить бритым, стриженым и в курточке до пупка?.. Это образ, и принявший его сопричащается силы и свойств того, чей образ он взял. Это мистерия, таинство преображения.

Чтоб перейти на Ту Сторону, по калинову мосту через реку Смородину, мало вдохновения и возбуждения — надо принять образ, внешне стать «другим». Надо знать сюжет, законы и язык иного мира. И…

…и перед нами проходят длинной чередой сатурналии, луперкалии, моралитэ, дьяблерии, карнавалы, ряженые и моритаты. Люди серьёзно, повторяя наряды и слова квэнты, играют в богов и героев, уподобляются им, умирают и побеждают. От древнейших времён через античность в Средневековье и далее — в наш век с его упрямо продолжающимися действами по «Рамаяне» и «Махабхарате», с латиноамериканскими пасхальными обрядами (где — бичевание, крестный путь, распятие и воскресение), с его ролевыми играми — длится непрерывная традиция. Суть её проста — надо отыграть. Сказители-улигершины пели «Гэсэра» не для праздной потехи, а перед большой охотой, дальним походом, для исцеления больных; пели самозабвенно, перевоплощаясь в героев — и Гэсэр вновь побеждал злодея Гал-Нурман-хана и детоубийцу Шэрэм-Мината, потому что священная победа над Смертью и Злом должна повторяться, напоминаться и воспроизводиться вновь и вновь — этим в мире поддерживается присутствие и торжество Жизни и Добра. Осирис и Христос должны воскреснуть, Сет и Сатана должны быть повержены, царь обезьян Сунь Укун должен перебить всю мразь своим железным посохом, маньяк Синяя Борода должен быть казнён, а унылый Пост и Зима должны уступить Весне и Пасхе, и если это не отыграть вовремя, с чувством, искренне и правильно — мир померкнет, и не будет в нём счастья, и перестанут родиться дети, и воцарятся тьма, зло и погибель. Одевая бутафорские тернии, изображающий Христа мексиканец становится Христом и приносит себя в жертву на кресте, вновь искупая весь род людской от геенны. Игра?! Нет — битва! И чем глубже сюжет проникает в душу игрока, чем сильней уподобление — тем весомей победа в бою, тем ярче солнце, тем короче тени. И недаром, играя в «войну», мало кто хотел быть на игре «фашистом» — фашисты были обречены на поражение! Думаете, беготня по дворам с деревянными автоматами — это понарошку? Нет, это дети — по младости лет куда более близкие к понятиям предков — сами не осознавая, отыгрывали ту, знаменитую, нашу Победу — чтоб фрицы опять кричали «Гитлер капут!», а над рейхстагом развевался красный флаг. Ребячьи синяки и ссадины были искупительной заменой солдатских ран. Да, игра — имитация, но её древняя магия учит любить Родину и ненавидеть врага. Одними словами это не передашь — нужно уподобление.

За традицию я спокоен — с ней ничего не станется. Она была, есть и будет, и её продолжение ролевиками — просто шаг из прошлого в будущее. Ролевики повинуются не чарам Профессора, а властному, почти подсознательному по глубине зову предков и многовековой наработке, уходящей в шаманскую мглу прошлого. Но что-то случилось с миром, что-то сместилось в сознании — и, наблюдая этот сдвиг, невольно спросишь, как у домового ночью — «К добру или к худу?». К худу, я думаю. Вслед за апостолом Павлом (как бы мне не был противен этот автор лозунга «Рабы да повинуются господам своим») спрошу: «Какое может быть согласие между Христом и Вельзевулом?». Вполне рукотворные (они родом из прикладной психотроники и «пеногашения») новейшие теории незлобливого прощения, согласия и примирения, как личинки глистов, проникают в мозг, и — горе нам! — я слышу от здоровых вроде бы ролевиков телевизионные лозунги: «Всё будет хорошо!», «Не надо быть таким категоричным!», «Прощать — это счастье!», «Истина рождается в дискуссии», «Нет ни Добра, ни Зла»… Да где, в какой квэнте, в каком народном эпосе или сказке вы видели, чтобы герой дискутировал с людоедом или в порядке плюрализма мнений признавал принципиальную допустимость точки зрения такого оппонента?! А ещё неплохо бы обильной болтовнёй склонить к добру Князя Тьмы… Интересно, применяются ли эти принципы на игре? и что бы сказали простодушные игроки средневекового моралитэ на призыв — «Вот упырь — давайте-ка его простим и поймём! Ему ведь тоже надо жить и нашу кровушку сосать…»? По-моему, нечисть понимает лишь язык осинового кола и серебряной пули.

Я настойчиво рекомендую всем вернуться к тому, с чего культура начиналась — к ясной простоте взглядов. Надо вновь обрести верную дорогу — она, как истина, одна, и нахожена задолго до нас. Прямой путь проложен через века, по закону искусства, и отклонение от него ведёт прямо в болото. Добро всегда побеждает Зло, иначе Игра теряет цель и смысл, утрачивает сакральность и превращается в примитивный пригородный туризм, прикрывающий собой большую пьянку на свежем воздухе.