Поиск по украинским ролевым сайтам
Предложить сайт для поиска

 Статьи


История

О Руси, ВАРЯГах-Русах и Рюрике Альдейгьюборгском

Киеву скоро исполняется 1530 лет, но земли, на которых он стоит, имеют историю куда более древнюю и таят множество поражающих историков загадок.

Одна из таких загадок связана с происхождением Руси. Вот уже много столетий обсуждается эта проблема. Научный поиск идет непрестанно. И цель этого очерка -- представить некоторые современные воззрения на сей сложный и весьма запутанный вопрос. Воззрения эти порою неожиданны -- и могут показаться спорными, однако знать их необходимо.

1. Загадочные летописные "две руси"

Начальные историко-географические абзацы великой "Повести временных лет", ПВЛ, известнейшей нашей летописи, посвящены (по определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, исследователя древнерусской литературы, который перевел ПВЛ на современный литературный русский язык) "событиям всемирной истории в ее средневековом понимании": разделению Земли между сыновьями Ноя и расселению народов по их наделам. Тут читаем:

"Иафет же получил страны северные и западные...

В странах же Иафета сидят р у с ь (разрядка моя; замечу, что Лихачев перевел имя народа не так, как обозначено оно в ПВЛ : "В странах же Иафета сидят русские..."; эту вольность я исправляю, ибо в ПВЛ сказано предельно ясно: "В Афетове же части седять русь..." -- А.Ш.), чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, емь, литва, угра, зимигола, корсь, летгола, либь. Ляхи же и прусы, чудь сидят близь моря Варяжского... Потомство Иафета также: ВАРЯГи, шведы, норманы, готы, р у с ь, англы, галлы, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, генуэзцы и прочие..." 1 [1 Повесть временных лет. Часть первая. Текст и перевод. М.-Л., 1950. С.с. 205, 206 (далее: ПВЛ... С. ...).]

Обратите внимание: в отрывке этом "русь" упомянута дважды и словом этим называются народы, жившие по разные стороны от Финского залива.

Первая "русь" соседит с чудью (сегодня это -- эстонцы). Мы будем называть ее для удобства "южнобалтийской".

Вторая же "русь" соседствует с варяжскими народами. Будем называть ее "северобалтийской".

 

2. "Тысяча и одно предположение"

Нет сомнения, что обе руси -- и северо- и южнобалтийская были этнически родственны (иначе, с чего бы, собственно, им носить одинаковое имя?).

О том, что оно может обозначать, высказано "тысяча и одно предположение". "Русь" производили от имени речки Роси и города Русы. От древнесеверного "drot" (дружина) и от финского "ruotsi" (так финны называют шведов). От древнескандинавского "rodeR" (гребец) и от сирийского "hros", оказавшегося испорченным греческим "herоs" -- "герой"...

Польский историк Хенрик Ловмяньский высказал в книге "Русь и норманны" любопытную мысль относительно этого имени:

"Не могло ли оно восходить к корню raud "красный", "рыжий" и указывать на какую-то особенность территории" 2. [2 Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985. С. 187.]

Ёто предположение Ловмяньского оказалось продуктивным.

Не так давно я прочел увлекательнейшую книгу, написанную питерским географом и историком Виктором Параниным. Название ее -- "Историческая география летописной Руси". В ней автор изложил новую теорию происхождения древней Руси.

Паранин обратил внимание на бытовавшую некогда в Восточной Европе систему для обозначения сторон горизонта и ориентации в пространстве. Называлась она "цветовой", а основывалась на Солнце. Эг в ней обозначался красным цветом, север -- черным, восток -- синим (голубым), а запад -- белым.

Далее надо было определить язык, в котором могло возникнуть имя, соответствующее изложенным принципам.

Поиск привел к прибалтийско-финским языкам. При этом оказалось, что в одном из них, карельском, нашлись дивные слова: "ruskej" -- "красный", и ряд производных: "rusko" -- "заря", "румянец"; "ruskotaa" -- "краснеть" и т.д. Никто до той поры (и до Паранина) толком над этим не задумывался.

Очевидной стала лингвистическая основа слова "русь" как - в е т о в о г о символа ю ж н о г о элемента какой-то территориальной системы. Какой же именно?

3. Подсказывает "Калевала"

Для ответа на этот вопрос Паранин обратился к знаменитому эпосу карелов и финнов -- "Калевале".

Главное эпическое время его -- бронзовый век, рубеж эпохи бронзы и железа, примерно 100 год до Рождества Христова (РХ).

Основной же сюжет эпоса заключается в борьбе за обладание чудесной мельницей Сампо между героями, обитающими в южной Калевале (Вяйнеле), с жителями Похьелы (то есть Севера). По этому поводу знаток фольклора академик Борис Александрович Рыбаков заметил в статье "Сампо и сейды":

"Возможно, что битва за Сампо -- не столкновение финнов и карел с лапландцами (саамами), а соперничество родственных между собой южных финно-карельских племен с северными тоже финно-карельскими племенами, веровавшими в того же верховного бога Укко, что и южане" 3. [3 Рыбаков Б.А. Сампо и сейды. // Новое в археологии СССР и Финляндии. Л., 1984. С. 77.]

Обратите внимание: столкновение юга с севером, "красного" с "черным", "ruskej" с "musta"! Это -- решающее для понимания будущей судьбы этнонима "русь" положение. Что оно означает?

Во внутриплеменной борьбе южной части единого племени с северной (запечатленной в "Калевале", где борьба эта обрела вид битвы за Сампо), в борьбе "красного" с "черным", южная часть обособляется от северной -- и при этом берет себе новое имя, как раз и связанное с ее географическим положением, то есть, "южная", "красная", "ruskej" -- "русь"...

Продолжая развивать идею связи географического положения северобалтийской руси с политическим ее статусом, Паранин продолжает ее характеристику в таких словах:

"ёжная ее часть, расположенная на крупном острове посреди залива, в одном из вариантов называлась Русью в силу своего положения. В Руси находился престол князей, властвовавших над ВАРЯГами. Об этой Руси свидетельствукт автор ПВЛ, утверждающий, что Рюрик был из ВАРЯГов, звавшихся русью..." 4 [4 Паранин В.И. Историческая география летописной Руси. Петрозаводск. 1990. С. 144 (далее: Паранин... С. ...).]

Словом, Виктор Паранин вполне ясно назвал географический адрес "варяжской, северобалтийской руси". Это -- южная часть древней Карельской земли, что находится, между прочим, на территории как нынешней Ленинградской области, так и Санкт-Петербурга, а раньше представляла собою остров.

 

4. "Остров русов"

Остров этот давно уже был описан любознательными арабами -- путешественниками, историками и географами. Описание его дошло до нас, в частности, в книге "Дорогие ценности" (903 или 923 годы; запечатленные в ней события ученые относят к 870-м примерно годам) Абу Али Ахмеда ибн Омара Ибн Русте:

"Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на коем они (имеются в виду русы. -- А.Ш.) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги.

У них есть царь, называемый Хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают...

Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян... Единственное их занятие -- торговля соболями, белками и прочими мехами... У них много поселений, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, с чужеземцами, которые ищут у них прокровительства, обращаются хорошо, как и с теми, кто часто у них бывает..." 5 [5 Цит. по: Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-XI вв. // Древнерусское государство и его международное значение М., 1965. С. 397-398.]

А вот -- еще одна характеристика русов из книги "Природа сельджуков" Тахира ал-Марвази Шараф аз-Замана:

"...И они народ сильный и могучий, и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море (на Каспий. -- А.Ш.), нападают на их корабли и захватывают товар. Храбрость и мужество их хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лошади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества" 6. [6 Там же. С. 400.]

Думаю, этих отрывков достаточно, чтобы читатель составил представление и о характере древних русов, и о том острове, на котором они жили. О последнем -- еще одна цитата из книги Виктора Паранина "Историческая география летописной руси":

"Большинство исследователей признают сведения об острове фантастическими и не принимают во внимание, поскольку не находят реально существующего острова, который походил бы на описанный древними арабскими авторами...

А между тем, остров со всем комплексом приведенных в источниках свойств реально существует, а вернее существовал еще относительно недавно на севере Восточной Европы. Речь идет о территории, которая в настоящее время носит название Карельского перешейка и которая действительно в прошлом представляла собой остров, поскольку система Вуоксы в районе Выборга соединялась с Финским заливом...

Вуокса была одной из проток, соединяющих Финский залив с Ладогой; другой протокой была Нева, а между ними простирался остров, который и размерами, и ландшафтом, и своим географическим положением совпадает с островом Рус из арабских источников. Они служат еще одним основанием для локализации исторического ядра Древнерусского государства на территории нынешнего Карельского перешейка" 7. [7 Паранин... С. 116-117.]

 

5. Эжнобалтийская русь

Но что же тогда -- вторая, южнобалтийская русь?

Какой народ мог претендовать на родство с северобалтийской русью и на общую судьбу их начального этнического имени?

У Паранина по сему поводу ясно высказанных предположений нет. Между тем ответ на поставленный вопрос лежит буквально на поверхности географической карты.

ёжнобалтийская русь -- ни что иное, как народ, ставший позже именоваться ижорой, ижорцами.

По современным историко-лингвистическим и археологическим воззрениям, определенная часть корелы в к о н - е, как полагают, I тысячелетия по РХ отпочковалась от основной массы и осела на берегах Невы, южнее и западнее ее, и образовала там самостоятельную этническую единицу -- племя ижоры.

Ижора и на самом деле по сию пору называет себя карелами, веря в то, что летописная корела и впрямь была ее предком. я полагаю, правда, что переселение ижоры с "острова русов" на южное побережье Невы и Балтики могло начаться и раньше, то есть даже не позднее с е р е д и н ы I тысячелетия по РХ.

В этом свете представляется возможным выстроить довольно ясную хронологическую схему территориального и общественного развития Карельско-Ижорского региона от послеледниковой поры до рубежа I и II тысячелетий по РХ:

-- в послеледниковое время (около 18 000 лет до РХ) земли нынешней Карелии начинает заселять первобытный человек;

-- к середине I тысячелетия до РХ по мнению специалистовлингвистов складывается языковая основа карельского племени;

-- примерно с 100 года до РХ (то есть, с рубежа эпох бронзы и железа) растут столкновения южной и северной частей племени корелы, ставшие основой сюжета "Калевалы";

-- к середине первого тысячелетия по РХ южная часть корелы уже отделяется от северной -- и обретает имя "русь"; в эту же пору южный приневский и балтийский берега заселяются частью северобалтийской руси, приносящей туда имя "старшей сестры";

-- со второй половины I тысячелетия по РХ район Карельского перешейка и южных невско-балтийских берегов плотно заселяется и практически осваивается.

Все это непосредственно характеризует процесс укоренения руси на землях Приневья.

6. "Две руси" сменяют имена

Теперь естественно поставить вопрос о том, как произошло, что "две руси" по прошествии какого-то времени сменили свое общее имя на два разных -- "корелу" и "ижору".

Приведу тут еще один отывок из книги Виктора Паранина:

"...После призвания ВАРЯГов во главе с Рюриком обширная страна, попавшая под их управление, стала называться Русью, что было естественно и понятно, ибо по отношению к земле ВАРЯГов она занимала южное положение. Очевидно, в Приладожье, откуда мы выводим Рюрика, существовала страна с именем "Русь", однако вовсе не это было определяющим в наименовании земель, подчинившихся ВАРЯГам, а южное направление варяжской экспансии. Позже, когда Олегом был взят Киев, название "Русь" распространилось и на Среднее Поднепровье. Ёто тоже было отражением развития Русского государства в южном направлении строго по меридиану" 8. [8 Паранин... С. 112.]

Северобалтийская русь, таким образом, отдала этническое свое имя тем многочисленным племенам (преимущественно -- славянским), что жили к югу от Балтики и были со временем объединены в единое государство русами -- князьями-ВАРЯГами...

Такие прецеденты в истории уже встречались. В 697 году по РХ орды хана Аспаруха напали на балканских славян, основали там Болгарское царство -- и отдали новым подданным этническое имя, которое они принесли на Балканы с волжского Булгара...

Что же до племени русь, то часть его продолжала жить на Карельском перешейке (он же -- "остров русов"), по прошествии времени вернувшись, видимо, к имени, которым владела раньше.

Таким образом "северобалтийская русь" вновь стала "корелой" -- и имя ее зафиксировала датированная 1066 годом берестяная грамота N 590, найденная в новгородском Нутном раскопе: "Литва встала на корелу". А еще через восемьдесят лет, в 1143 году, корелу упомянула и Новгородская первая летопись.

Беда многих современных ученых в том, что они так прочно привязывают историю корелы к первому летописному упоминанию, что можно подумать, будто до 1143 года та вовсе и не существовала. Это, разумеется, недопустимая оплошность...

7. Имя ижоры и "возврат" его

Историки высказывают по крайней мере три предположения, откуда происходит племенное этническое имя ижоры.

Считают, что "Ингрия" может происходить от финского-карельского "Inkeri maa" ("прекрасная земля"). От этого-де имени пошло название левого притока Невы -- Ижоры (Inkeri, Ingeri). Позже шведы "пристегнули" к этому имени свою, шведскую, "землю": "land". И получился топоним-гибрид: "Ingermanland" "Ингерманландия", нечто вроде "Земля прекрасной земли"...

Другие выводят Ингрию из личного имени князя: Игорь, или Ингвар. Епископ Иоаким в утерянной, но процитированной историком Василием Никитичем Татищевым летописи сообщает:

"Имел Рюрик несколько жен, но больше всех любил Ефанду, дочь норвежского князя, и когда та родила сына Игоря, дал ей обещанный при море град с Ижарою в вено (то есть, в дар, подносимый при женитьбе. -- А.Ш.)" 9. [9 Татищев В.Н. История российская. Собрание сочинений. Том I. История российская. Часть первая. М., 1994. С. 110 (далее: Татищев... С. ...).]

И Татищев, комментируя эти слова, говорит, что, вероятно, этот предел "от Ингоря (Игоря. -- А.Ш.) Ингрией прозван". Тут историк, правда, не обращает внимания на то, что Иоаким в приведенном отрывке уже называет имя "Ижара", то есть, Ижора, она же -- Ингрия. Может, оно, все же, бытовало и раньше?

Еще одна версия связывает имя Ингрии с Ингигерд, женой ярослава Мудрого, скандинавкой родом, дочерью шведского короля. Ей, опять-таки, в качестве свадебного подарка дана была Ладога (Альдейгьюборг по-шведски) и "все то ярлство, что к ней принадлежит", то есть и южные невские берега, где тогда жила русь-ижора. Имя "ижора" впервые встречается в русских летописях только в 1228 году. хотя еще за полвека до того "Ингрию" упомянул в своей булле папа Александр III.

Итак, "две руси" исчезли. Осталась одна, новая Русь -- Киевская. Потом она стала просто Русью, а еще позже -- Россией.

8. Возвращение к истокам

А сейчас вернемся из века девятого в век восьмой, чтобы повести речь об истории руси-ВАРЯГов, которая началась задолго до пришествия Рюрика с братьями с "острова русов", из Приневья, в район Старой Ладоги.

Имя русов встречается в сочинениях, связанных с правлением гуннского полководца Аттилы, с началом V века ("Песнь о Нибелунгах"). Отмечая, что в восприятии поэта XIII века (время написания "Песни") русы существуют отдельно от "бойцов из Киевской земли", мы, все же, отнесемся к этому сочинению как к литературному, но не историческому.

Реальная же связь имени русов с сугубо историческими фактами относится к 770 году, когда у шведского местечка Браваллы в Восточном Готланде произошла битва между войсками датского конунга Харальда по прозванию Боевой Клык и шведского конунга Сигурда Ринга. На стороне Ринга выступал среди прочих и его брат, Регнальд Р у с с к и й, которого хронист Саксон Грамматик называет в "Истории Данов" "королем". Чьим именно -- достаточно ясно говорит его прозвище: Регнальд был конунгом русов, сражавшихся при Бравалле, между прочим, и против славян, выступавших на стороне павшего в битве Харальда и потерпевших поражение от соединенных шведско-норвежско-готско-венецианско-русско-английских войск.

Оба главных противника -- и Харальд, и Ринг -- восходили к знаменитому шведскому завоевателю Ивару Широкие Объятия, который в конце VII -- начале VIII веков объединил Англию, Саксонию, Данию, Швецию и ряд "Восточных земель". Он принадлежал к харизматическому роду Скьолдунгов, что вели родословную от Скьолда, сына Одина, верховного бога скандинавов.

Ивар пал на поле боя под Кирьялаботнаром (у "Карельских заливов", вероятно у нынешнего Приозерска), в схватке с конунгом Гардарики (так в старину шведы именовали русские земли) Радбардом, который тоже был с ним в родственной связи, будучи женат на дочери Ивара, Ауде Глубокозадумчивой. Ауда, в свою очередь, была прародительницей двух родов: один пошел от первого ее мужа Рорика Метателя Колец, а другой -- от конунга Радбарда Гардского. Харальд Боевой Клык был наследником Рорика, а Сигурд Ринг и Регнальд Русский -- Радбарда.

Чтобы вы могли разобраться в этих дебрях, я прилагаю в конце очерка генеалогическую таблицу родственных связей участников битвы при Бравалле и последующей истории руси-ВАРЯГов.

 

9. Бравалла и Бравлин

Итак, к Бравалльской битве впервые в европейской хронике было хронологически привязано имя русов в лице их короля Регнальда. С нею же связан был еще один, простой, вроде, факт прозывания некоего человека определенным именем. Но факт сей оказывается весьма важным, связующим целый ряд событий, стоящим на вершине судьбы целой династии, ибо он ввел в раннюю русскую историю еще одну личность: князя Бравлина (ударение, как и в слове "Бравалла", на первом слоге).

Ёто имя встречаем мы в "Житии свв. Георгия Амастридского и Стефана Сурожского", опубликованном в 1893 году историком Василием Васильевским в "Летописи занятий Археографической комиссии". Нас интересует сейчас Стефан Сурожский.

С 767 по 787 годы (до смерти) Стефан был епископом епархии в Суроже (нынешний Судак между Феодосией и Алуштой). Кафедральный собор святой Софии был основан в Суроже в 793 году. Именно в нем где-то около 813 года (год нападения русов на остров Эгину в Эгейском море: думаю, с ним можно связать и события в Суроже) разыгралась историческая драма, описанная в житии, названном "О прихождении ратию к Сурожу князя Бравлина из Великого Новгорода".

Сразу должен отметить, что появление в "Житии" имени Новорода -- это, конечно, поздняя интерполяция летописца, ибо в начале IX века Новгород как самостоятельное городское поселение еще не существовал (это достаточно безоговорочно доказано раскопками, проанализированными, в частности, в статье Валентина Лаврентьевича янина "Основные исторические итоги археологического изучения Новгорода"; см.: Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 9-27).

Многие современые историки этот факт игнорируют, опираясь на свидетельство ПВЛ, Новгородских и иных летописей, в которых Новгород как данность упоминается как минимум с 862 года -- то есть, со времени прихода туда Рюрика с братьями. Но мы-то с е г о д н я уже знаем, что в IX веке Новгорода не существовало, и стало быть, не может речи идти ни о каких "новгородских ратях и князьях". И коль скоро "Житие" говорит о походе русов, то и возглавлял их, несомненно, русский князь.

Нас не интересуют сейчас частные перипетии этого похода, о котором автор "Жития" говорит лишь для того, чтобы продемонстрировать осуществляемые святым Стефаном чудеса.

Нас интересует другое: кем был князь Бравлин?

10. Историко-хронологические ряды

Надо сказать, тут я вступаю в область догадок, которые не подтвердишь стопроцентно. Когда речь идеть о временах столь давних, стопроцентных истин практически вообще нет. Документов почти не существует; летописание еще не началось (время его позже); а саги, легенды, мифы не есть реалии, на которые можно опираться безоговорочно (хотя игнорировать их никоим образом нельзя). Значит, в ход должны идти умозаключения.

В их основу я кладу понятие об и с т о р и к о -- х р о н o л o г и ч е с к о м p я д е.

Есть известные нам сегодня факты и имена. О них говорят и современные событиям произведения народного творчества, и в редких случаях -- документы, а также позднейшие летописи и хроники. Это так сказать, некая "историческая основа".

Есть положение этих имен и фактов в хронологическом ряду, которое достаточно точно устанавливается либо самими этими источниками, либо вычисляется с той или иной мерой достоверности. Это я рассматриваю как "хронологическую основу".

И есть исследователь, который сопоставляет "историзм" фактов и имен с их "местом в хронологии" -- и, сделав ряд выводов, ставит на этой основе имена и факты в некий цельный ряд (верно или неверно -- судить и специалистам, и читателям).

Лондонский историк Николай Беляев писал в статье "Рорик Этландский и Рюрик начальной летописи" об имени "Бравлин":

"Мне думается, что имя это было прилагательным и являлось воспоминанием о Бравалле, где носитель его мог сражаться и заслужить себе отличие" 10. [10 Беляев Н.Г. Рорик Этландский и Рюрик начальной летописи. // Seminarium kondakovianum. Сборник статей по археологии и византиноведению, издаваемый семинарием имени Н.Г.Кондакова. III. Прага, 1929. С. 220-221.]

Соглашаясь с тем, что имя князя Бравлина связано с Бравалльской битвой, позволю высказать иное мнение, объясняющее генезис этого имени. Для этого займемся арифметикой.

Бравалльская битва была в 770 году. На Сурож русы во главе с Бравлином напали примерно в 813 году (в ту пору на епископской кафедре в Суроже еще правил упомянутый "Житием" Филарет, реальное историческое лицо). Если, по предположению Беляева, имя "Бравлин" связано с участием некоего воина в Бравалльской битве (от которой он и получил свое прозвище) и если мы примем его возраст к моменту участия в этой битве, скажем, лет в тридцать, то к 813 году ему должно было быть: 30 + 30 (время от 770-го до 800 года) + 13 = 73 года.

Мог ли более чем семидесятилетнеий старец возглавлять многодневный дальний поход, принимать участие в битве, с мечом в руках (по тексту "Жития") взламывать городскую и церковную двери и т.д.? Не думаю. Вероятно, все же, Бравлин должен был быть хоть на четверть века помоложе, то есть родиться долженствовало ему не около 745, а около 770-775 года.

Но тогда ясно, что в битве при Бравалле он принять участия не мог. Он мог в год Браваллы в лучшем случае родиться. И тогда логично предположить, что имя свое он получил в память битвы лишь потому, что участником ее был, вероятно, его отец или близкий родственник (или тот и другой).

Есть два таких родственника, один из которых стал в год Браваллы конунгом шведов, а другой был "королем русов": это были братья Сигурд Ринг и Регнальд Русский. Потомок Сигурда нам известен: это знаменитый рыцарь Рагнар Лодброк. А вот о потомстве Регнальда Русского ни сказания, ни легенды, ни летописи свидетельства нам не оставили.

И здесь важно представить последовательность, в которой стоят персонажи на исторической сцене: кто за кем и кто кого сменяет. Мы помним, что в истории вслед на Регнальдом действует ни кто иной, как Бравлин, водивший русов на Сурож. Бравлин, повторю, был, несомненно, русом. Мало того, полагаю, что он, родившийся в год Браваллы, был назван в ее честь ни кем иным, как его отцом, который был вождем русов и сам принимал участие в этом сражении. А таким вождем был, опять-таки, ни кто иной, как Регнальд Русский.

Иными словами, я считаю, что род Бравлина восходит через его отца Регнальда Русского к легендарному Скьолду и его отцу Одину, то есть Бравлин принадлежит к династии Скьолдунгов, как будут принадлежать к ней и его потомки, среди коих ближайшие сыграют свои роли в истории летописной Руси, Приневья, вслед за чем -- Руси Приильменской и Руси Киевской.

 

11. Немного арифметики по поводу Буривоя и Гостомысла

В левой части "Генеалогической таблицы", приведенной в этом очерке, помещены и сведения о легендарных простославянских князьях, упомянутых в Иоакимовской летописи, которую приводит в своей "Истории Российской" Василий Татищев. Современный историк Игорь Фроянов с сочувствием пишет:

"В так называемой Иоакимовской летописи, которой пользовался В.Н.Татищев, сквозь легендарную дымку виднеются князья, что свидетельствует о существовании в средневековой отечественной историографии традиции, относившей княжескую власть Новгороде к доваряжским временам" 11. [11 Фроянов И.я. Мятежный Новгород. Л., 1992. С. 57.]

Сделав нужную поправку на то, что в "доваряжские времена" Новгорода еще не существовало, примем это мнение к сведению.

Генеалогический ряд легендарных князей заканчивается именами уже летописными -- Буривоя и Гостомысла. Иоаким пишет:

"По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сынове его до Буривоя, иже девятый бе по Владимире, имяна же сих осьми неведомы,.. разве в песнех древних воспоминают" 12. [12 Татищев... C. 108.]

Владимир мог бы княжить, как полагают нынешние историки, около 530 года. А еще у них есть в ходу такое понятие, как "активная деятельность одного поколения", выражающееся тридцатилетним циклом. Взяв такой цикл за основу, получаем, что княжение Буривоя, "девятого по Владимире", началось у ильменских словен примерно в 800 году (530 + 270/30 х 9/ = 800).

Предположив, что Буривой начал княжить в возрасте уж никак не моложе четверти века, получим примерную дату его рождения -- 775 год. Можно предположить, что к двадцати годам Буривой мог уже и жениться, и обзавестись сыном, а отсюда год рождения его сына Гостомысла (об этой степени родства сообщает Иоаким, указавший также, что Гостомысл имел четырех сыновей они погибли молодыми -- и трех дочерей) определим как 795-ый. Опять-таки, предположив, что первая дочь родилась у него к двадцати его годам (715 год), вторая -- ее звали Умилой, скажем, через год (717), третья -- в 719 году, а сыновья с 720 по 725 годы, -- получим хронологию его семейства.

Можно, опять-таки, представить, что старшая дочь его вышла замуж лет восемнадцати -- и в 734 году родила сына, а Умила, последовавшая ее примеру, была отдана замуж в 735 году, и год спустя у Гостомысла появился второй внук, а в 737-ом и 738 года в семье Умилы родилось еще двое сыновей.

Все эти даты вычислены путем простейших подсчетов и не столь уж дерзких допущений. Нам нужно осознать и то, что они предположительны, и то, что они в о з м о ж н ы, ибо нам надо будет сейчас уложить их в общую хронику руси-ВАРЯГов.

12. ПВГ и конунг Хакан

Видный исследователь жизни населявших Скандинавию, Приневье, Поволховье и Приильменье народов, а также развития пути "из ВАРЯГ в Греки" (коротко -- ПВГ) Глеб Лебедев пишет:

"Волхов вместе с реками восточного Приильменья уже на исходе VIII в. был включен в систему международных коммуникаций... Волховско-Днепровская магистраль, протяженностью около 1500 км, начиналась в восточной оконечности Финского залива и проходила по Неве ("устье озера Нево"), юго-западной части Ладожского озера, Волхову, оз. Ильмень, Ловати, с переходом из Балтийского бассейна в Черноморский, по рекам Усвяче, Каспле, Лучесе, верхнему течению Западной Двины (где открывался еще один выход на Балтику) и системе волоков на Днепр в районе Смоленска. Отсюда начинался путь по Днепру, с важным перекрестком в районе Киева, труднопроходимым участком днепровских порогов и выходом на простор Черного моря в непосредственной близости от Херсонеса (Корсуни) и других византийских владений в Крыму" 13. [13 Лебедев Г.С. Эпоха викинов в Северной Европе. Л., 1985. С. 91.]

Как мы уже видели, русы-ВАРЯГи освоили этот путь еще в начале IX века, совершив поход на Сурож. А еще спустя лет двадцать по ПВГ вновь прошла армия русов, совершившая нападение на южночерноморский город Амассеру (Амастриду). Руководитель русов был, судя по тексту "Жития св. Георгия Амастридского", о котором я упоминал выше, значительно моложе Бравлина, водившего русов на Сурож. Молодой рус, кроме всего прочего, был сведущ в сути христианских воззрений, о которой он, несомненно, узнал от участника прошлого похода, вероятно, от руководжителя его и, вероятно, от своего отца.

Но кем же тогда был этот сын? Кто следующим стоит в хронологическом ряду среди хоть как-то запечатленных в истории личностей? Есть ли вообще в истории такая личность?

Такая личность есть -- и человека этого звали Хаканом (ударение -- на первом слоге). О нем мы имеем документальное известие, о котором сейчас и поведем речь.

13. Конунг Хакан и "Бертинские анналы"

В 839 году епископ Пруденций Галиндо сделал запись в так называемых "Бертинских анналах" о том, что 18 мая франкский император Людовик Благочестивый принял при дворе в Ингельхайме посольство византийского императора Феофила, направившего вместе с ним к Людовику "...неких людей, которые утверждали, что они, то есть их народ, зовутся Рос, и которых их король, называемый Хаканом, направил к нему /Феофилу/ ради дружбы, как они уверяли..."14 [14 Цит. по: Назаренко А.В. Русь и Германия в IX-X вв. //Древнейшие государства Восточной Европы. М., 1994. С. 18.]

Далее Пруденций отметил в "Анналах" просьбу Феофила предоставить послам Хакана возможность безопасно вернуться в их страну, ибо путь, которым они прибыли в Константинополь, шел по землям варварских и агрессивных народов. Расспросив послов, император выяснил, что они принадлежали к народу свеонов, то есть шведов. Пруденций пишет далее:

"Считая их скорее разведчиками, чем искателями дружбы, он решил задержать их у себя, чтобы можно было достоверно выяснить, с добрыми ли намерениями они пришли туда или нет" 15. [15 Цит. по: Памятники истории Киевского государства IX-XII вв. Л., 1936. С. 23-24.]

О дальнейшей судьбе посольства мы ничего не знаем. Но не она нас сейчас интересует, а то, что впервые в европейском, современном описываемому событию д о к у м е н т е, зафиксировано было как имя "Рос"="русь", так и имя "короля" русов -- Хакана (упоминание Регнальда Русского хотя и относилось ко времени более раннему, но сделано было хронистом XII века).

О том, что в Ингельхайме посланцев летописной Руси приняли за шведов, надо сказать, что она и была страной скандинавской -- и как могли ВАРЯГи-русь определить свою географическую принадлежность, не прибегая к известному в Европе адресу: "рядом со шведами, со свеонами"?

Где только историки не "располагали" страну посланцев Хакана: и в Среднем Поднепровьи, и в Швеции, и в Среднем Поволжьи! Но мало кто обратил внимание, что путь посольства точно совпал с описанным в ПВЛ маршрутом ПВГ от "острова русов" в Карелии по Неве, Волхову и Днепру -- и кружным путем вокруг Европы, которым послы в конце концов и воспользовались...

Итак, следующим после Бравлина в хронике руси-ВАРЯГов был "король народа Рос" Хакан (это -- весьма употребимое в Скандинавии имя, а не видоизмененный титул "каган", как говорят многие историки) -- и мы имеем все основания считать, что он наследовал престол по смерти своего отца, после чего и направил посольство "ради дружбы" к императору Феофилу.

14. Иоаким о Буривое и призвании Гостомысла

Теперь обратимся к следующим по времени событиям, относящимся к соседям руси-ВАРЯГов: к обитавшим в Поволховьи и Приильменьи племенам руси-ижоры, чуди, веси и словен. Они были объединены в общий конфедеративный союз, управлявшийся советом старейшин, выдвигавшх единого вождя. Одно время им был Буривой. Иоаким сообщает о нем в своей летописи:

"Буривой, имея тяжку войну с варязи, множицею побеждаша их и овлада всю Бярмию (возможно, тут -- нынешняя Карелия. А.Ш.) до Кумени (ныне Кеми-йоки. -- А.Ш.). Последи при оной реце побежден бысть: вся свои вои погуби, едва сам спасеся, иде во град Бярмы, иже на острове сый крепце устроенный (видимо, нынешний Приозерск. -- А.Ш.), иде же князи подвластные пребываху, и тамио, пребывая, умре. ВАРЯГи же, абие пришедше град Великий (то есть, в Ладогу. -- А.Ш.) и протчие обладаша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь. Людие же терпяху тугу велику от ВАРЯГ, пославше к Буривою, испросиша у него сына Гостомысла, да княжит в Велице граде. И егда Гостомысл приа власть, абие ВАРЯГи бывшия овы изби, овы изгна, и дань ВАРЯГом отрече, и, шед на ня, победи..." 16 [16 Татищев... С. 115.]

Итак, по Иоакиму, на племена руси-ижоры, словен и чуди напали некие "ВАРЯГи", о которых пишет и автор ПВГ. Было это до 859 года, ибо к тому времени "ВАРЯГи" эти покорили еще и кривичей с весью. Кто же осуществил эту экспансию?

В известном сочинении великого исландского поэта и историка Снорри Стурлусона "Хеймскрингла" ("Круг земной") рассказано о тинге -- народном собрании, которое состоялось 15 февраля 1018 года в Уппсале; некий Торгнир сказал тогда:

"Торгнир, мой дед по отцу, помнил Эйрика Эмундарсона, конунга Уппсалы, и говорил о нем, что пока он мог, он каждое лето предпринимал поход из своей страны и ходил в различные страны и покорил Финланд и Кирьялаланд, Эйстланд и Курланд и много земель в Аустрленд ("Восточных странах". -- А.Ш.)" 17. [17 Цит. по: Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (первая треть XI в.). М., 1994. С. 73.]

Современная скандинавистка Татьяна Джаксон пишет, ссылаясь на работы шведского историка Биргера Нермана:

"...По хронологии Б.Нермана, шведский конунг Эйрик умер в 882 г. в преклонном возрасте;.. по мнению Нермана "Аустрвеги" ("Восточные пути" -- примерно то же, что "Аустрленд". -- А.Ш.) Эйрик покорил в 850-859 гг." 18 [18 Там же. С. 152.]

Таким образом, мы вполне резонно можем предположить, что уппсальский конунг Эйрик Эмундарсон и был тем вождем "ВАРЯГов", несомненно, шведов, которые до 859 года разбили войско князя Буривоя, покорив затем финнов, карелов, эстов, куршей, а также "Аустрленд" с главным "градом Великим"-Ладогой, то есть земли руси-ижоры, словен, веси и кривичей с мерей.

15. Призвание Рюрика

Многие историки по сию пору недоумевают, как это вышло: сначала, мол, прибалтийско-словенские племена прогнали ВАРЯГов, а потом, охваченные усобицами, вновь обратились к ним:

"И идоша за море, к ВАРЯГам, к руси. Сице бо ся зваху тье варязи русь, яко се друзии зовутся свие, друзи же урмане, англяне, друзии готе, так и си. Реша русь, чюдь, словени и кривичи и вси (интересно, что Дмитрий Лихачев перевел это место так: "Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь..." -- вместо "сказали русь..." -- "сказали руси..."): "Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидите княжить и володеть нами". И избрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь и приидоша; старейший, Рюрик, седе Новегороде, а другой, Синеус, на Беле-озере, а третий Изборсте, Трувор" 19. [19 ПВЛ... С. 18.]

Итак, автор ПВЛ утверждает, что "призвание ВАРЯГов-руси" произошло из-за усобиц, а мотив избрания именно Рюрика с братьями абсолютно непонятен: почему позвали этих, а не других?

Иоаким дает совсем иное объяснение. Он говорит, что после изгнания врягов-шведов Гостомысл занедужил. Все его сыновья к тому времени умерли, и он не знал, кто наследует ему. Он обратился к вещунам -- и те сказали ему, что наследовать ему будет его родственник. А тут во сне он увидел, что из чрева его средней дочери Умилы выросло дерево, плоды которого напитали всю землю. И Иоаким завершает рассказ так:

"Гостомысл же, видя конец живота своего, созва вся старейшины земли от славян, руси, чуди, веси, мери, кривич и дрягович, яви им сновидение и посла избраннейшия в ВАРЯГи просити князя. И приидоша по смерти Гостомысла Рюрик с двемя браты и роды ею... Рюрик по смерти братии облада всею землею, не имея ни с кем войны. В четвертое лето княжения его переселися от старого в Новый град великий ко Ильменю (подразумевается уже существовавшее к той поре тремя километрами южнее нынешнего Новгорода Рюриково городище. -- А.Ш.).... По смерти же отца своего облада ВАРЯГами, емля дань от них" 20. [20 Татищев... С. 110.]

Кто был князем, "королем русов" до Рюрика, мы знаем: это был Хакан, около 735 года, как я предположил, женившийся на средней дочери Гостомысла Умиле. Та примерно в 736 году родила ему сына Рюрика, а вскоре еще и Синеуса с Трувором.

Таким образом, князь, пришедший в Ладогу с "острова русов", с нынешнего Карельского перешейка, в 862 году, был достаточно молод: ему исполнилось около 28 лет.

Можно предположить, что еще в 860 году он участвовал в походе русов на Царьград, когда по "пути из ВАРЯГ в Греки" мимо Ладоги, только что освобожденной Гостомыслом от ВАРЯГовшведов Эйрика Эмундарсона, прошла сильная рать русов, коих, вполне возможно, возглавлял Рюрик и в числе коих, вполне возможно, были его "бояре" Аскольд и Дир, вскоре после призвания Рюрика в Ладогу отправившиеся к Царьграду, чтобы поступить там на службу к императору, заключившему мир с русами четыре года назад, но по пути оставшиеся княжить в "граде малом" Киеве, до того платившем хазарам унизительную дань.

Поход 860 года произвел на ладожан впечатление -- и послужил дополнительным стимулом для призвания Рюрика с братьями.

16.Заключение: кто же таков Рюрик Альдейгьюборгский?

Прежде всего: как его именовать? Историки давали ему разные имена: Рюрик Новгородский, Рюрик начальной летописи, Рюрик Ладожский. "Новгородский" отпадает: в годы его жизни Новгорода еще не существовало. "Начальная летопись" тоже неточна: основные сведения о Рюрике мы получаем из Иоакимовской летописи, а не из ПВЛ. Более всего подходит "Рюрик Ладожский", но я бы предложил именовать его Рюриком Альдейгьюборгским: скандинавы называли Ладогу Альдейгьюборгом -- и это ототражает карельско-скандинавский момент его происхождения.

Приводимая ниже генеалогическая таблица проясняет нетождественность Рюрика Альдейгьюборгского и Рорика Этландского, с которым многие историки соотносят нашего героя. Но наш Рюрик был лишь внучатым племянником рыцаря, некогда известного в Этландии и Фрисландии. Это были абсолютно разные люди.

Рюрик был русом и сыном "короля народа Рос" Хакана, внуком Бравлина, правнуком Регнальда Русского, праправнуком Рандвера, прапраправнуком Радбарда Гардского и Ауды Глубокозадумчивой, прапрапраправнуком Ивара Широкие Объятия и потомком мифического Скьолда и его отца Одина. Рюрик принадлежал, таким образом, к харизматическому скандинавскому клану Скьолдунгов -- и покровительство богов давало его власти качество силы и непререкаемости, реально помогшей его наследникам сохранить ее на протяжении веков, до смерти царя Федора в 1598 году. Но при этом Рюрик был потомком и словен -- Буривоя и Гостомысла. И такой взгляд на его генезис и неожиданен, и свеж.